Технологии независимости

Вслед за Венесуэлой Иран создает национальную криптовалюту, которая будет обеспечена местными деньгами — риалом. Миссия новой монеты — помочь государству обойти западные санкции. И это далеко не первый случай, когда странам приходится заново изобретать велосипед. Шаги разной величины и сложности тут делают и Венесуэла, и Китай, и Россия — все, кто ощущал на себе действие финансовых и технологических ограничений.

Собственная криптовалюта (названия у нее пока нет) скоро начнет обращаться в банках Ирана, и тогда стране удастся сократить долларовые транзакции. В случае успеха это поможет минимизировать потери от санкций Вашингтона, которые коснулись валютных и сырьевых рынков, энергетики и Центрального банка Ирана, отключенного от системы SWIFT. Финансовый конгломерат де-факто оказался под контролем властей США. С помощью криптовалюты ближневосточное государство будет пытаться торговать с зарубежными партнерами, которые не боятся санкций. До сих пор это было невозможно.

Таким же путем идет и Венесуэла, запустившая собственную криптовалюту петро для обхода американской финансовой блокады. В результате санкций ВВП страны обваливается на 15% в год, происходит невероятное обесценивание доходов населения. Однако США и их европейские партнеры в ограничениях применяют известную гибкость. И если отключение от SWIFT или обрушение мобильного рынка в Иране воспринимается в целом спокойно, то аналогичные же меры в отношении Китая или России могут иметь непредсказуемые последствия.

Тем не менее вероятность такого сценария все же реальна. Скептикам стоит вспомнить о декларированной готовности западных политиков отключить крупные российские банки и госкомпании от межбанковской платежной системы SWIFT в 2014 году в контексте крымских событий и много позже. Так, эту угрозу уже в 2017 году прогнозировал президент Сбербанка Герман Греф.

Дальше всего по суверенному пути пошел Китай. Там проблему независимости всерьез воспринимают и власти, и бизнес. Не так давно основатель Alibaba Джек Ма предостерег мир от чрезмерной зависимости от США и призвал активнее развивать микроэлектронику. Но Китай это не только собственные микропроводники, в разработку которых инвестируются десятки миллиардов долларов. Банки Китая в стране и за ее пределами вовлекаются в национальную систему международных платежей — CIPS. Это аналог системы передачи платежных сообщений SWIFT, промоутирующий юань как платежную единицу. Картой национальной платежной системы Китая China UnionPay можно расплатиться уже в 157 странах мира.

Россия не так уверенно, как Китай, но все же движется к технологической независимости. Все началось с появления собственной спутниковой системы ГЛОНАСС, попытки создания своей мобильной операционной системы, офисного и иного важного софта. Реакция на крымские события привела к тому, что Visa и MasterCard отказали нескольким российским банкам в обслуживании карт. Угроза закрытия финансового сообщения внутри России и с внешним миром привела к появлению национальной платежной системы «Мир», своего клирингового центра — Национальной системы платежных карт (НСПК).

Центробанк России запустил альтернативную SWIFT систему передачи финансовых сообщений (СПФС), обсуждаются даже планы по ее переводу на блокчейн. Однако такая система проблему может решить разве что отчасти. Главные факторы — масштабируемость и сроки. Дело в том, что разворачивать такую систему нужно в мировом масштабе, если не рассчитываешь только на «домашнее» покрытие. И тут нашей системе далеко до китайского конкурента. В результате активной экспансии в мировые финансовые институты юаню удалось уже в 2017 году, опередив японскую иену, стать четвертой мировой валютой.

Если мы не хотим оставаться в тени азиатских партнеров, России необходимо развивать глобальную мировую кампанию за пользование именно нашими финансово-платежными сервисами. Однако делать это на базе государственных систем будет тяжело. Все же такие проекты, как SWIFT, хотя и оказались в итоге под влиянием США, изначально позиционировались как кооперационные структуры для финансовых и банковских учреждений. Едва ли европейские, скажем, финансовые институты согласятся на присоединение к заведомо подконтрольной Центробанку отдельного государства системе.

В США недавно приняли новую — первую за последние 15 лет — национальную киберстратегию. Документ развязывает руки спецслужбам, подразумевает различные ужесточения к противникам доминирования США и признает за основу наступательную кибермодель. Кстати, особое внимание в документе уделено как раз таким «нарушителям спокойствия», как КНР, Россия, Иран и КНДР. Все эти факты говорят о том, что нашей стране нужно создать действенные инструменты по обеспечению своего суверенитета в финансовой сфере. И сделать это нужно в кратчайшие сроки.

Автор — член Российской ассоциации криптовалют и блокчейна

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник: iz.ru

Добавить комментарий