Снижать нельзя оставить

Не часто происходят события, которые наглядно иллюстрируют разногласия, входящие в современные учебники экономики. Уступив давлению президента США Дональда Трампа, похоже, ФРС столкнулась с так называемой дилеммой Триффина. И пока совершенно не ясно, каким образом это противоречие будет разрешено.

Еще в далеких 1960-х, задолго до отмены золотого стандарта американский экономист Роберт Триффин указал на противоречие: для того чтобы центральные банки других стран могли использовать доллар для формирования своих резервов, необходимо, чтобы торговый баланс США был отрицательным. Однако для поддержания высокого доверия к американской валюте необходимо, чтобы это сальдо стало положительным. Очевидно, что оба этих утверждения не могут выполняться одновременно.

Противоречие было несколько смягчено после введения специальных прав заимствования (SDR) МВФ и особенно после отказа США от обязательств по обмену долларов на золото в 1971 году (так называемый Никсоновский шок). Тем не менее полного решения проблемы достичь так и не удалось.

Острота проблемы сильно снизилась в 1990-е, когда в результате экономических реформ в Китае на рынок вышел огромный объем их товаров, которые активно продавались, в том числе и в США. Дефицит торгового баланса Штатов в торговле с КНР компенсировался активной покупкой американских долговых бумаг но стороны Народного банка Поднебесной.

Довольно долго (до 2018 года) эта система работала вполне успешно: Китай массировано производил огромное количество самых разнообразных изделий (от простейших в легкой промышленности до ультрасовременных смартфонов), а США активно покупали эти товары. Профицит своего торгового баланса в значительной мере Китай тратил на приобретение американских долговых бумаг. Казалось, эта система будет существовать неопределенно долго, по крайней мере до тех пор, пока не ослабнет желание монетарных властей КНР покупать облигации США.

Но проблемы пришли с той стороны, откуда их никто не ждал: Дональд Трамп развернул бурную кампанию по нормализации торгового баланса, для начала обложив китайские товары дополнительными пошлинами. Результат этих действий пока не ясен, но желание Народного банка Китая и далее покупать госдолг США сильно уменьшилось.

Одновременно в американской экономике явно наметилось замедление (какова связь этого с повышением пошлин тоже еще непонятно). Вместе с этим усилилось давление Трампа на ФРС с целью добиться смягчения денежно-кредитной политики. Особенно настойчиво американский президент требовал снизить ставку. После довольно продолжительной паузы ФРС уступила просьбе Трампа и уменьшила показатель на 25 базисных пунктов.

Для ФРС это было очень трудным решением. Во-первых, такая уступка может быть расценена как утрата независимости Федрезерва. А именно самодостаточность решений американского регулятора — один из залогов уверенности инвесторов в надежности госбумаг США, да и в долларе вообще. Во-вторых, перед снижением ставки денежно-кредитная политика США была близка к нейтральной: ключевая примерно соответствовала инфляции. Достаточно высокая — 2,25–2,5% — она позволяла в случае развития кризиса стимулировать американскую экономику снижением показателя. Если же ключевую снизить заранее, то во время кризиса опускать ее будет некуда — отрицательные ставки просто не работают. Куда разумнее приберечь это средство помощи экономике до действительно трудных времен.

Тем не менее ФРС пошла на очень спорный шаг. Американскую экономику это особенно не ускорило, и президент Трамп немедленно стал требовать уменьшить показатель еще на 1 пункт. ФРС опять взяла паузу.

Если снижение ставки на 25 базисных пунктов (с 2,5%) можно рассматривать как небольшое (поэтому оно и не оказало хоть сколько-нибудь видимого влияния), то уменьшение еще на 1 балл — это очень много. Оно затронет не только финансовую систему самих США, но и всего мира. И наверняка вызовет ответные действия, особенно со стороны ЦБ тех стран, в которых ключевая ставка достаточно высока.

В мировой экономической истории нечто подобное уже неоднократно было. В тяжелые времена многим правительствам приходит в голову мысль о том, что можно легко поднять конкурентоспособность отечественного бизнеса девальвацией национальной валюты. Это, как и тарифные войны, имело место и в период Великой депрессии, и во времена стагфляции 1970-х годов. И ни к чему хорошему не привело. Более того, агрессивное поведение одной страны провоцировало ответные меры других. В итоге хуже стало всем.

Уникальность нынешней ситуации в том, что мировая экономика как никогда глобальна. Действия ФРС так или иначе затрагивают всех. Ситуация напоминает дилемму Триффина: для стимуляции американской экономики ставку желательно снизить. Но для сбалансированной денежно-кредитной политики ее рекомендуется не уменьшать. И простого решения этой дилеммы пока не видно. Где поставить запятую в строчке «снижать нельзя оставить», пока совершенно не ясно.

Автор — доцент РАНХиГС

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник: iz.ru

Добавить комментарий