Сергей Сафронов: «На площадке очень много мракобесия»

Материалы по теме

Архив писателей-фантастов братьев Стругацких тайно вывезли из Донецка

Валерий Меладзе о трагедии брата

«У жен Звягинцева отсутствовало чувство юмора»

Известный иллюзионист Сергей Сафронов (один из трех братьев, которых знает вся страна) сейчас ведет программу «Школа экстрасенсов».

И вот уже 12 лет работает в шоу «Битва экстрасенсов» — выступает тем самым скептиком, который не всегда верит тому, что происходит на площадке.

— Сергей, за 12 лет не надоела вам «Битва», не устали от нее? Ведь это же очень большая нагрузка — и моральная, и эмоциональная…

— Если я буду за всех переживать, то действительно никаких нервов не хватит. Поэтому никаких нагрузок! Да и вообще там надо ко всему подходить с чувством юмора и ни во что не верить.

— То есть в магию вы не верите?

— Магия начинает работать только тогда, когда ты сам начинаешь в нее верить. Очень много мракобесия происходит на площадке: проклятия, порчу насылают, чего только не делают. Поэтому я и отношусь к этому с юмором.

— Насколько ваше отношение к магии и потусторонним явлениям изменилось за это время?

— Мне бы хотелось увидеть духов — чем позже, тем лучше, конечно! (Смеется.) Так все это любопытно, необычно… Вы знаете, это как с Дедом Морозом: мы все в него верим, но никто его не видел. Здесь то же самое: я верю, наверное, что это существует, но я, к сожалению или к счастью, никогда этого не видел.

Что же касается «Школы экстрасенсов», то мне интересно поработать в этом проекте. На протяжении всех 12 лет, что идет «Битва», я слышал от одних, что экстрасенсорике нельзя научиться, что это передается только из поколения в поколение, а от других — что можно. У нас два наставника в шоу, они обучают учеников. Мы устраиваем им разные испытания и смотрим, что из этого получается…

— Скажите, а вы суеверный человек или нет?

— Мне вчера черная кошка перебежала дорогу, и я поехал дальше. Потому что в этом нет ничего особенного. Или вот вам еще один пример: я возвращаюсь домой, если что-то забыл, а жена мне говорит: «В зеркало посмотри!» — я ради хохмы это делаю. Но делать это ради того, что если не сделаешь, то все пойдет не так, как минимум странно.

Как сказал Михаил Виноградов, наш психолог-криминалист в первых сезонах «Битвы экстрасенсов»: «Если ты разговариваешь с Богом — значит, ты верующий. А если Бог разговаривает с тобой — ты сумасшедший». Не очень хочется быть сумасшедшим. Тем более что я очень впечатлительный человек в этом отношении: смотрю фильмы ужасов и дергаюсь от страха. Но прекрасно понимаю, что если вдруг увижу какого-то духа, то у меня два пути: либо Ваганьковское, либо Кащенко. Просто представьте себе этот момент в реальности. Я вообще удивляюсь экстрасенсам, когда они говорят, что общаются с духами, что они их видят, я до сих пор не представляю себе, как это возможно…

— В телепроектах вы чаще всего с братьями вместе. А в реальной жизни так же близки?

— Близки, конечно, но вместе и работать, и отдыхать очень сложно. Как только у нас появились семьи и дети, мы реже стали собираться вместе. Иногда любим и отдыхать друг от друга. Мы же творческие люди, натуры непростые… Есть семейные праздники: дни рождения родителей, Новый год. А так, чтобы каждый выходной собираться, такого нет. И это все потому, что практически 23 часа в сутки мы работаем вместе. И хочется оставшееся время провести отдельно — с женой, с детьми.

— Дома, кстати, показываете какие-то фокусы своим детям? Или работа — это работа, а дом есть дом?

— У меня именно так. Только переступаю порог дома — и я уже другой человек. У меня любимый диванчик, я включаю какой-нибудь фильм и отдыхаю… Да и потом у меня же дети посещают все мои шоу, видят эти фокусы по телевизору, на сцене. А дома хочется от всего этого отдохнуть и просто поиграть с детьми, позаниматься с ними, а не развлекать. Всему свое место и время…

Источник: mirnov.ru

Добавить комментарий