«Его сгубила невостребованность»

Загрузка…

Стремительный взлет. И такое тяжелое падение…

Он стал одной из самых трагических фигур нашего кино. Целый ряд ярчайших работ, красавица-жена, жизнь, полная блеска… Закончилось все стройкой, на которой невостребованный актер вынужден был работать, язвой желудка и неудачной операцией… 28 августа Владимиру Ивашову могло бы исполниться 80 лет.

— Володя сгорел в два дня. Вечером ему стало плохо, мы вызвали скорую, — вспоминает его вдова Светлана Светличная. — На следующий день его прооперировали… Мне кажется, он попал в плохие руки. Хирург так и не понял, откуда идет кровотечение. Он его зашил, а через 18 часов Володя снова попал на операционный стол. И уже не вышел…

«САМА ВИНОВАТА…»

Они были одной из самых красивых пар советского кино. Трогательный большеглазый паренек из «Баллады о солдате» и ослепительная пышногрудая блондинка из «Бриллиантовой руки».

Друзья называли их Ромео и Джульеттой. Они и впрямь почти не расставались, если и разъезжались по съемочным площадкам, то считали часы до встречи. А встречаясь, всякий раз устраивали пир на весь мир.

— На взгляд современного человека, мы были ненормальными, — говорит Светличная. — Помню, когда у меня начался приступ аппендицита, Володя снимался в Одессе. Но друг ему сообщил, и уже на следующий день он был у меня в палате.

Или еще: когда я была беременна Алешей, нашим первенцем, как-то возвращаюсь домой, а там целое море роз. Нет, не миллион, но не одна сотня точно.

Из каждой поездки Володя возвращался с подарками. Тогда я не очень-то это ценила. Муж привозил элегантную, респектабельную одежду, а я больше любила яркие шмотки: чтобы один раз надеть — и все ахнули. И большую часть Володиных подарков раздарила подругам. Он очень обижался. «Ничего, — говорит, — дуреха, ты не понимаешь».

Теперь актриса признает, что действительно во многом не понимала своего мужа. Ивашов был сугубо домашним человеком, только дома он мог по-настоящему расслабиться. Любил принимать гостей, шикарно накрывал столы, великолепно готовил. Только дома в окружении друзей и близких он становился душой компании — играл на гитаре, читал стихи.

На людях Ивашов нередко замыкался. Светличной же хотелось блистать. Уже тогда ее признали первой красавицей советского экрана, по поводу и без возили за границу на всевозможные кинофестивали. Света таяла от оказанных ей знаков внимания. Роскошные отели, лимузины, почетный эскорт — быть центром вселенной казалось ей таким естественным. Когда же Светличная возвращалась в серый, как ей казалось, домашний с ворохом проблем и забот быт, у нее просто опускались руки.

— После «Бриллиантовой руки» я действительно стала любимицей мужчин, — улыбается Светлана Афанасьевна. — Меня стали преподносить как самую сексуальную актрису в СССР. Да что там говорить, мне и самой так казалось.

По молодости лет нравилось, когда женщины подражали мне, а мужчины, провожая взглядами, просто сворачивали себе шеи. А муж, считала я, перестал мне уделять достаточно внимания. Меня окружали толпы поклонников, а Володя даже не ревновал. Во всяком случае, я этого не замечала. Он был уверен, что я никуда от него не денусь. Вот это меня и раздражало. «Он не такой, как десять лет назад, — думала я. — А значит, он меня уже не любит…»

Тот период Светличная не называет черной полосой. Скорее — серой. На людях они смотрелись образцовой парой, да и дома никаких скандалов, разборок. Но в душе…

Сейчас актриса признает: она сама во всем виновата. С мужчинами (а поклонников у Светланы было не счесть) раскрепощалась иногда больше, чем нужно. Наутро чувствовала стыд и раскаяние. Только в конце 80-х опомнилась. Сама предложила мужу обвенчаться, и они снова стали теми же Ромео и Джульеттой, что были в ранней молодости. Жаль, ненадолго…

«ОН СТРАШНО ПЕРЕЖИВАЛ»

Тогда вместе с распадом Советского Союза рухнул и кинопрокат. Вместо привычных 400-500 картин в год снималось не более 10-15. Выживали сильнейшие, в число которых Ивашов и Светличная, увы, не попали. Настоящим же крахом для Владимира и Светланы стало их увольнение из Театра киноактера. Еще не достигшие пенсионного возраста, они фактически стали безработными.

— Да, перестали приглашать, — вздыхает актриса. — Но я достаточно спокойно отнеслась к концу своей кинокарьеры. Володя же весь извелся. Он ничего не мог понять: что происходит, почему вдруг все обрушилось? Мы привыкли к тому, что даже если не снимались, все равно получали простойную зарплату в театре. А потом и этого лишились, ушли в никуда…

А как-то раз к нам в гости зашел приятель, посмотрел на квартиру и сказал: «Володька, ну единственное, что я могу для тебя сделать, — найти место на стройке». Володя опустил голову, но сказал: «Я согласен».

Володя ехал в метро на работу в телогрейке, кирзовых сапогах, ватных штанах и всякий раз переходил из вагона в вагон, как только его узнавал кто-то из пассажиров. Страшно переживал. Домой возвращался поздно вечером измотанный, голодный, замерзший. Сразу залезал в горячую ванну и пытался согреться. А на следующий день просыпался в семь утра, брал пару бутербродов и снова уезжал на стройку. Неудивительно, что язва в очередной раз открылась…

Язва мучила Ивашова всю жизнь. Но пока он был актером, как-то справлялся. На стройке же приходилось таскать шифер, шлакоблоки, и это при том, что врачи строго запретили ему поднимать больше трех килограммов…

— После повторной операции меня к нему не пустили, — вспоминает Светличная. — Попросила передать записку, а сама сидела, смотрела на него через стекло. Он ее прочитал, сложил самолетиком и кинул в мою сторону. Тайком открыла дверь, подползла к его кровати. Володя дал мне руку, я прижалась к ней щекой. Так и простились…

Источник: mirnov.ru

Добавить комментарий