Дмитрий Светозаров: «Они были популярны, как Битлы!»

Материалы по теме

Интернет-пользователи возмущены тем, что из фильма «Брат» вырезали самые известные сцены

Экс-барабанщик группы «Кино» возглавил Октябрьскую железную дорогу

В Туле Кобзон вручил Ларисе Долиной приз «За все хорошее»

Иногда они возвращаются! «Менты» уже вернулись на телеэкраны — вовсю идут новые серии «Улиц разбитых фонарей».

Скоро ждать обновленного «Агента национальной безопасности». А ведь это все создал он — родоначальник «мужского жанра» на российском телевидении, режиссер Дмитрий Светозаров.

— Дмитрий, ваш отец — культовый советский режиссер Иосиф Хейфиц, снявший такие шедевры, как «Дело Румянцева», «Дорогой мой человек», «Дама с собачкой»… Можете сказать, что у вас похожий творческий почерк?

— Об этом судить не мне, но, думаю, основные принципы отцовской режиссуры перешли ко мне. Во-первых, это любовь и интерес к актеру как к главному выразителю режиссера на экране. Взгляд на человека как на существо сложное и противоречивое. Внимательность к проработке деталей, костюма, интерьера…

— В одном интервью вы сказали о современном кинематографе: «Он депрофессионализирован». Процесс необратим?

— Сложный вопрос. Понимаете, кинематографическим профессиям сложно научить, они передаются из уст в уста и из рук в руки на съемочной площадке. Я, перед тем как стать режиссером, долгое время проработал помощником и ассистентом режиссера на «Ленфильме». Ну а то, что произошло в конце 1980-х (гибель советского кинематографа, совпавшая с так называемой перестройкой), выбило из профессии многих профессионалов. «Ленфильм» в 1990-е напоминал самого себя блокадной поры.

Сейчас кино понемногу возрождается, но вновь пришедшие поколения многого уже просто не знают. Разорвана связь времен. Не хочется быть брюзжащим стариком, но, к примеру, когда мы с отцом встречали на Московском вокзале в Ленинграде Алексея Баталова (он снимался во многих картинах Хейфица. — Ред.), все вокруг замирало, только шепот и шорох разносились по перрону: «Баталов, Баталов…» А теперь — сотни звезд, которых никто не знает.

— Но давайте о приятном — недавно пошли разговоры о том, что «Агент национальной безопасности» возвращается на экраны. Это же ваше детище?

— Да. Так вышло, что некоторое время назад мы встретились с Мишей Пореченковым, спустя 15 лет после премьеры первых серий, и подумали, почему бы не возродить «Агента»?..

— Но принято считать, что продолжение всегда хуже оригинала.

— Я надеюсь, мы найдем своего зрителя. Считаю, еще не все досказано в этой истории. «Агент», конечно, поменяется даже жанрово: если раньше, был иронический полукомедийный детектив, то теперь это детектив скорее психологический.

— И исполнитель главной роли сильно изменился за 15 лет.

— Ну конечно. Раньше он в кино, извините, был ни ухом ни рылом. (Улыбается.) Теперь же очень прибавил как актер: стал глубже, умнее, внутренне богаче.

— Вы же и Андрея Краско открыли для зрителя…

— Андрей — это другое поколение. Он у меня в «Прорыве» сыграл свою первую роль в кино. Когда же в 1998 году запускались с «Агентом», мне позвонил один из авторов сценария и сказал: «Давай Андрюшке Краско дадим хоть эпизод, он просто погибает от безденежья». Я говорю: конечно, давай пригласим. В итоге персонаж понравился зрителям, роль разрослась, Андрей обрел всероссийскую славу…

— Ну а вы, получается, все-таки ввели моду на брутальных парней в кино — «Агент», «Улицы», «Опера»…

— На «Улицы разбитых фонарей» я пришел, когда уже было снято несколько серий, просто подхватил вовремя, на пике популярности картины стал худруком проекта, мы получили ТЭФИ. Но я не согласен, что эти герои брутальные. Как раз наоборот!

После каменных или пластмассовых персонажей советского милицейского кинематографа появились эти, говоря языком Зощенко, «трамвайные люди». Дукалис, Ларин и остальные — персонажи из нашей жизни, мы знаем их по коммунальным квартирам, очередям в винные отделы. Пьющие, разболтанные, но живые. Они из реальности, поэтому их и полюбили.

— Эти «трамвайные герои» стали настоящими звездами своего времени.

— Действительно, по степени популярности могу сравнить только с «Битлз». Я несколько раз был с ребятами на гастролях, на творческих встречах со зрителями, так вот жизнь провинциальных городов России буквально замирала, когда туда приезжали герои популярной ленты.

— Это их и погубило — по большому счету навсегда остались артистами одной роли….

— В общем, да. Но они продолжают сниматься кто где. Ну и я работаю…

Источник: mirnov.ru

Добавить комментарий